Денис Тукмаков. Урок Афин
Страница 1

«Завтра» № 36 (563) от 01 сентября 2004 г.

МЫ БОЛЬШЕ НЕ ВЕЛИКИЕ

Итак, мы третьи. Как и в австралийском Сиднее четыре года назад, "наши" виды спорта оказались в самом конце. Еле догнали сначала немцев, потом японцев и австралийцев, "на соплях" зацепились за общекомандную "бронзу", взгромоздились на пьедестал, затесавшись в компанию "великих мира сего", США и Китая, и лишь под самый финиш прочно на нем обосновались. До лидера все равно осталось многовато; на третьем месте, в фарватере таких монстров, ощущаешь себя чем-то вроде ГДР тех еще времен, для которой вклиниться в спортивную борьбу двух супердержав уже считалось победой. Но ГДР давно нет, и дуэт сверхантагонистов - новый, и для нас третье место сегодня воспринимается почти как победа.

И все-таки: выиграли мы или проиграли? Успешная для нас Олимпиада или провальная? Как все так получилось?

Да-да, конечно. Сделали все, что могли... Взяли почти столько медалей, сколько планировали... В нынешних-то условиях... Если еще и всё СНГ посчитать... Да окажись мы сегодня в любом другом рейтинге третьими в мире - от ВВП и средней продолжительности жизни до выплавки чугуна - радости не было бы предела...

Все это - оправдания. Прошли Игры, а на душе невесело. И призерское место не греет. И в пекинское будущее Игр-2008 смотришь с тоской. И почему-то в голову лезет лишь настойчивая мысль: мы больше не великие. Мы вновь продули американцам, а теперь еще и китайцам, мы проиграли самим себе четырехлетней давности: тогда Россия была второй, и золотых медалей у нас было пусть на пять, но больше. И опять, как раньше - допинговые скандалы. И опять, как всегда, наших спортсменов засуживали, словно мальчиков. И вся нервотрепка последних дней, надрывная гонка за лидерами, беспощадная конкуренция вовсе не с Америкой, а с Японией и Украиной, невообразимый волейбольный финал с китаянками после не менее фантастического полуфинала и даже слезы Борзаковского, рыдавшего на пьедестале в обнимку с нелепым Чебурашкой, - все это воспринималось с дикой тоской, словно смотришь вдаль, на уходящий океанский лайнер, пытаясь догнать его на шлюпке. Нам, в который раз, указали место: сидеть здесь и не высовываться!