Денис Тукмаков. Урок Афин
Страница 7

Мы постоянно пеняем на судей. Нередко мы в шоке и ярости не просто от засуживания, но от абсолютно невозможных вещей, которые вытворяют с нами международные спортивные чиновники. Мы выли от бессилия, когда футбольные судьи по миллиметру измеряли высоту ворот на нашем стадионе. Мы рвали волосы на голове от гнева, когда на последней зимней Олимпиаде в фигурном катании впервые в истории дали второй комплект золотых наград канадской паре. Мы не верили своим глазам, увидев съемки любительской камеры: чиновник едва ли не прилюдно подтасовывает судейские назначения на боксерские поединки уже тут, в Афинах. Мы плевались в телевизор, когда "золото" брал американский гимнаст, успешно приземлившийся на судейский столик. Мы недоуменно пожимали плечами, когда перед решающим подходом наших прыгунов в воду в бассейне вдруг оказался какой-то болельщик в балетной пачке, а на выступлении наших синхронисток несколько раз останавливалась музыка. Мы учащенно моргали, отказываясь верить в то, как судьи уже после поединка борцов-вольников, россиянина Муртазалиева и американца Келли, пересудили и отдали победу штатовцу. А когда афинский зал, где собралось "двунадесять языков", пятнадцать минут дружно освистывал судей после недооцененного выступления Немова, многие из нас даже испытывали чувство гордости от того, что всеобщий, но засуженный любимец был русским.

Но чему удивляться? Ведь судей назначают международные федерации - суперприбыльные транснациональные корпорации, в которых русским принадлежит в лучшем случае пост "почетного старца", как "футболисту" Колоскову и "пловцу" Алешину, или "живой легенды - свадебного генерала", как Попову и Фетисову. Никаких ключевых вопросов нам никогда не доверяли.

Что такое международная федерация конкретного вида спорта, например, гимнастики или фигурного катания? Это огромная разветвленная структура, состоящая из всевозможных исполкомов, бюро, советов, технических комитетов. Федерация не просто назначает судей - она их инструктирует, она изменяет правила состязаний, она меняет целую программу соревнований. Кто распределяет по странам квоты на состязания? Федерация. Куда вечно звонят растерянные судьи, когда не могут принять решения? В Федерацию. Кто получает самые большие дивиденды с любых своих соревнований? Федерация. Даже такие суперструктуры, как Международный Олимпийский комитет - где, к слову, мы имеем лишь "забронзовелого" Смирнова в почетно-отступном вице-президентском кресле - даже МОК не имеет власти над этим "парадом федераций".