Майн Рид. Всадник без головы
Страница 117

Возможно, Луиза с этим не согласилась, подумав о других опасностях, избежать которых было не легче. Может быть, она вспомнила табун диких жеребцов или след лассо на выжженной прерии. Она ничего не ответила.

Разговор продолжал Колхаун:
- А майор уверен, что индейцы решили начать войну? Что он пишет, дядя?
- Пишет, что уже несколько дней ходили эти слухи, но он не придавал им особого значения. Теперь же все подтвердилось. Вчера вечером в форт явился Дикий Кот -- вождь семинолов -- со своими соплеменниками. Они сообщили, что по всему Техасу команчи в своих селениях поставили раскрашенные шесты и целый месяц пляшут танец войны, что несколько отрядов уже двинулись в поход и каждую минуту могут появиться на Леоне!
- А сам Дикий Кот разве лучше? -- спросила Луиза, вспомнив случай, рассказанный мустангером.-- Неужели этому предателю можно доверять? Судя по всему, он такой же враг белым, как и своим соплеменникам.
- Ты права, дочка. Майор в постскриптуме дает ему точно такую же характеристику. Он советует быть осторожным с этим двуличным негодяем, который, конечно, перейдет на сторону команчей, как только это ему покажется выгодным... Ну что ж,-- продолжал плантатор, откладывая в сторону письмо и возвращаясь к своему кофе и вафлям, -- я надеюсь, что мы совсем не увидим здесь краснокожих -- ни команчей, ни семинолов. Надо думать, что, выйдя на тропу войны, команчи отступят перед зубчатыми парапетами Каса-дель-Корво и не посмеют тронуть нашу асиенду...

В это время в дверях столовой, где они сидели за завтраком, показалась черная физиономия кучера, и разговор перешел на другую тему.
- Что тебе надо, Плутон? -- спросил его Пойндекстер.
- Хо-хо! Масса Вудли, этому малому совсем ничего не надо. Я только заглянул; только надо сказать мисс Луи: пусть скорее кончает завтрак -- крапчатая стоит с седлом на спине и ждет, чтоб ей сунули железку в рот. Крапчатая не хочет стоять на камнях, рвется на мягкую траву прерии.
- Ты едешь кататься, Луиза? -- спросил плантатор с явным неудовольствием.
- Да, папа. Я хотела проехаться.
- Нельзя!
- Вот как!
- Пойми меня: я не хочу, чтобы ты ездила одна. Это неприлично.
- Почему ты так думаешь, папа? Ведь я часто ездила одна.
- Да, к сожалению, слишком часто.