Майн Рид. Всадник без головы
Страница 63

Глава XIV. МАНАДА

Будь Морис Джеральд полным властелином прерии и если бы все обитатели ее были покорны ему, он не мог бы выбрать более удачного места для охоты за дикими лошадьми, чем то, к которому он привел путешественников.

Едва лишь запенилось в бокалах вино из немецких погребков Сан-Антонио и синева неба стала казаться глубже, а зелень еще изумруднее, как внезапный крик "Mustenos!" заглушил гул голосов, и полувысказанные признания были прерваны взрывом веселого смеха. Это крикнул мексиканский вакеро, который был послан дозорным на холм неподалеку.

Морис, приглашенный к столу в качестве гостя, быстро допил свой стакан и, вскочив на лошадь, крикнул:
- Cavallada?26
- Нет,-- ответил мексиканец,-- manada.
- Что они там болтают? -- спросил Колхаун.
- Mustenos -- по-мексикански значит "мустанги",-- ответил майор,-- а манадой они называют табун диких кобыл. В эту пору кобылы держатся вместе, отдельно от жеребцов, если только...
- Если что? -- нетерпеливо спросил капитаи Колхаун, прерывая объяснение.
- Если только на них не нападают ослы,-- ответил майор.

Все засмеялись.

Между тем манада приближалась.
- На коней! -- раздались со всех сторон голоса.

Едва ли можно было успеть сосчитать до ста, как удила были уже во рту лошадей, не успевших прожевать кукурузу, уздечки переброшены через их плечи, еще влажные от быстрой скачки в духоте тропического утра, и все были уже в седлах, готовые мчаться вперед.

В это время дикий табун появился на гребне возвышенности, на которой только что стоял дозорный. А он -- мустангер по профессии -- был уже в седле и в одно мгновение оказался среди табуна, пытаясь набросить лассо на одного из мустангов. Дико храпя, лошади мчались бешеным галопом, словно спасаясь от какого-то страшного преследователя. Все время испуганно косясь назад, не замечая ни фургона, ни всадников, они неслись вперед.
- За ними кто-то гонится,-- сказал Морис, заметив беспокойное поведение животных.-- Что там такое, Креспино? -- крикнул он мексиканцу, которому с холма было видно, кто преследует табун.

В ожидании ответа все притихли. На лицах многих отразились тревога и даже страх. Не индейцы ли гонятся за мустангами?
- Un asino cimmaron,-- послышался малоутешительный ответ мексиканца. -- Un macho27,--прибавил он.
- Да, так я и думал. Надо остановить негодяя, иначе он испортит нам всю охоту. Когда дикий осел гонится за табуном, мустангов не остановишь никакими силами. Далеко ли он?
- Совсем близко, дон Морисио. Он бежит прямо на меня.
- Попробуй набросить на него лассо. Если не удастся, стреляй. От него надо избавиться.