Луи Буссенар. Капитан Сорви-голова
Страница 159

Фанфан с жаром рассказал об их смелом налете на во-дохранилище Таба-Нгу, об их отступлении и переодевании улан.

Нетрудно догадаться, какой успех имел его рассказ.

Потом Молокососы плотно закусили, запивая еду кафрским пивом. Принесли также две бутылки старого капского вина, и все чокнулись за успех кампании и за "дядю Поля", почтенного президента Трансвааля.

Это имя вызвало взрыв энтузиазма.
- Да здравствует дядя Поль!.. Да здравствует бурский Наполеон! - орал Фанфан, пьянея от собственных слов.

Наполеон! Сравнение это прозвучало слишком высокопарно, почти фантастично, так что даже сам парижанин почувствовал необходимость объясниться хотя бы перед теми из гостей, которые понимали по-французски:
- Да, Наполеон! Я не отказываюсь от своих слов. Доказательство? Пожалуйста! У Наполеона была единственная в своем роде треуголка, а у дяди Поля - цилиндр, подобного которому не сыщешь на всем белом свете. Надо быть гением, чтобы решиться носить такую шляпу... И еще доказательство: Наполеон смертельно ненавидел англичан, которым его треуголка внушала ужас, и дядя Поль так же ненавидит их, а его колпак тоже повергает их в дикий ужас. Что, здорово мы расщелкали англичанишек?.. Будут помнить Молокососов! - сам захлебываясь от восторга, закончил Фанфан свой рассказ, вызвавший бурное одобрение слушателей.

Но тут в залу вихрем ворвалась сестрица Гриэт - настоящая - и одним словом прервала бурную овацию:
- Уланы!

Бог мой! О них совсем позабыли. А много их? Наверно, какой-нибудь сторожевой патруль... Сейчас Молокососы хорошенько их проучат.

Сорви-голова стремительно вышел, взобрался на гребень стены и взглянул на равнину. Черт возьми, дело серьезное! Улан было больше сотни. Они мчались развернутым строем, обходя ферму, чтобы отрезать ее от Таба-Нгу. Бежать было поздно. Молокососы попали в окружение. И Сорви-голова, вернувшись, скомандовал:
- К оружию!

Молокососы тотчас же повскакивали с мест, разобрали карабины и, выбежав во двор, закрыли тяжелые ворота, подперев их для верности трехдюймовыми досками.

Впрочем, бурские фермы благодаря своим высоким и толстым стенам вообще представляли собой настоящие маленькие крепости, в которых жители могли отражать неожиданные налеты врага.