Луи Буссенар. Капитан Сорви-голова
Страница 41

В той же стычке другой ирландец был ранен в левую сторону головы. Пуля прошла через мозг и также вышла с противоположной стороны[*].
- Ну, что вы на это скажете, молодые люди? - с гордостью воскликнул доктор. - В былые времена, при старинном оружии, головы этих молодцов разлетелись бы, как тыквы. А деликатная, гуманная маузеровская пулька сумела нежно проскочить сквозь кости и мозговую ткань, причинив моим раненым только одну неприятность: временно лишив их способности нести боевую службу.
- Сногсшибательно! - воскликнул Фанфан, не веря своим ушам.
- Изумительно, - согласился Сорви-голова.
- Через две недели они будут здоровы, как мы с вами! - торжествовал доктор.
- И даже без осложнений? - спросил Сорви-голова,
- Даже без мигрени! - ответил доктор. - Я, впрочем, опасаюсь, как бы один из них не стал страдать страбизмом.
- То-есть, попросту говоря, не окосел?
- Да, да, вот именно - не окосел. Именно так.
- Но какой же тогда смысл воевать, если мертвые воскресают, а убитые, восстав, получают возможность биться с новой силой? - изумился Жан.
- Напротив, раз уж наша идиотская и звериная цивилизация не в силах избавиться от такого бича, как война, надо, по крайней мере, сделать это бедствие как можно менее убийственным. В чем, в конце концов, цель войны? На мой взгляд - в том, чтобы вывести из строя возможно большее количество воюющих, а не в том, чтобы уничтожить их. Значит, вовсе не надо уничтожить всe и всех, чтобы одержать победу. Достаточно помешать в течение некоторого времени противнику драться, остановить его наступление, уменьшив количество его солдат. Таким образом, приобрело бы реальность фантастическое изречение одного ворчуна-генерала: "На войну идут умирать всегда одни и те же>.
- А вот еще более удивительный случай! - воскликнул хирург, исследуя одного шотландского солдата.
- Да разве он ранен, доктор? - удивился Жан.

Солдат спокойно потягивал свою трубку и, казалось, чувствовал себя совсем неплохо. На его шее зияла рана, нанесенная "гуманной" пулей.

Пуля вошла чуть повыше левой ключицы в то время, когда гордонец в ожидании атаки, лежал, прижавшись к земле.

Доктор принялся искать "выходное" отверстие и нашел его немного повыше правого бедра, в двух сантиметрах от подвздошной кости.
- Смотрите-ка! - восхищенно воскликнул он. - Пуля пробила себе дорогу через легкие, брюшину, кишки, через таз и, наконец, через подвздошную кость. Таким образом, этот бравый горец прошит ею сверху донизу, сзади и спереди. Тут уж нам и вовсе нечего делать...
- Значит, он обречен? - печально спросил Сорвиголова.
- Напротив! Встанет на ноги без малейшего хирургического вмешательства, которое только повредило бы ему Постельный режим. Диета: супы, сырые яйца, сода-виски и, разумеется, трубка, раз уж он такой курильщик. Продолжайте в том же духе, мой мальчик, и поправляйтесь Следующий!