Павел Корнилаев. Созданные для Рая
Страница 27

А получилось, что Пак вроде подставил его, а он все так и понял. Надо бы объяснить Паку, что это не так, и от неприятного разговора все равно было не уйти. Но не сейчас, не по связи. На первой же остановке он скажет Паку, он найдет нужные слова. Чтобы выразиться коротко и просто, возможно - немного сухо, но достаточно понятно, что он Пака ни в чем не обвиняет.

Пак - отличный офицер, честный и смелый. Такой не сделает карьеры, в крайнем случае здесь. Кроме того, он - прекрасный стрелок. В свои двадцать два Пак был лучшим стрелком в батальоне, после него, Степа, конечно.

Иногда Нику казалось, что в этом возрасте сам он стрелял чуточку хуже. Определить точнее не представлялось возможным. Сменилось вооружение, пришли новые прицельные системы, и теперь для снайперской стрельбы уже не требовалось ни особых способностей, ни упорных тренировок .

Ник помнил тот день, десять лет назад, когда он впервые взял в руки новую штурмовую винтовку и одел боевой шлем. Это был новый стрелковый комплекс, сродни тем, что давно применялись в военной авиации.

Боевой шлем позволял прицеливаться с увеличением вплоть до двадцатикратного. Метка на его экране показывала именно то место, в которое должна попасть пуля, с учетом всех поправок. Если же линия стрельбы оказывалась вне зоны прицеливания, то на экране загоралась стрелка с указанием градуса отклонения винтовочного ствола.

Ник сразу понял, что его славе лучшего стрелка пришел конец. В его искусстве уже не было особой необходимости. Теперь, после небольшой тренировки, очень заурядный стрелок мог устойчиво поражать малоподвижные цели на расстоянии до полукилометра.

Стал излишним тренаж по быстрой замене магазинов. Винтовка могла запитываться лентой и, кроме приставных магазинов, комплектовалась ранцевым на триста патронов с гибким лентоводом. Это оружие считалось высшим достижением ханурийской конструкторской мысли. Но некоторые поговаривали, что оно - лишь упрощенная копия коммерческого образца, захваченного ханурийскими спецназовцами за пять лет до этого у мятежников Истана.

Конвой дошел до сорок второго километра, но пока оставалось только гадать, вылетел вертолет или нет. В крайнем случае, Степ не имел желания лишний раз связываться со штабом. Он вызвал по рации командира второго взвода: ,, Эд, пару передних машин - в середину колонны. " Тотчас два броневика выехали из строя и, обгоняя бензовозы, рванули вперед.