Ярослав Гашек. Похождения, бравого солдата Швейка
Страница 172

Ефрейтор укоризненно посмотрел на своего начальника:
- Если бы вы только знали, господин вахмистр, что за речи вы вчера вели! Чего-чего вы только ему не наговорили! -- И, наклонясь к самому уху вахмистра, зашептал: -- Что все мы -- чехи и русские -- одной славянской крови, что Николай Николаевич на будущей неделе будет в Пршерове, что Австрии не удержаться, и советовали ему при дальнейшем расследовании все отрицать и плести с пятое на десятое, чтобы он тянул до тех пор, пока его не выручат казаки. Еще вы сказали, что очень скоро все лопнет, повторятся гуситские войны, крестьяне пойдут с цепами на Вену, из государя императора песок сыплется, и он скоро ноги протянет, а император Вильгельм -- зверь. Потом вы ему обещали посылать в тюрьму деньги, чтобы подкормиться, и много еще такого.

Ефрейтор отошел от вахмистра.
- Я все это отлично помню,-- прибавил он,-- потому что спервоначалу я клюкнул совсем немного, а потом уж, верно, нализался и дальше не помню ничего.

Вахмистр поглядел на ефрейтора.
- А я помню,-- сказал он,-- как вы говорили, что мы против русских -- сопляки, и даже при бабке орали: "Да здравствует Россия!"

Ефрейтор нервно зашагал по комнате.
- Вы орали все это, словно вас режут,-- сказал вахмистр.-- А потом повалились поперек кровати и захрапели.

Ефрейтор остановился у окна и, барабаня пальцем по стеклу, заявил:
- Да и вы тоже, господин вахмистр, при бабке язык за зубами не держали. Вы ей, помню, сказали: "Бабушка, зарубите себе на носу: любой император или король заботится только о своем кармане, потому и война идет. То же самое и эта развалина, "старик Прогулкин", которого нельзя выпустить из сортира без того, чтобы он не загадил весь Шенбрунн".
- Я это говорил?!
- Да, господин вахмистр, именно это вы говорили, перед тем как идти на двор блевать, а еще кричали: "Бабушка, суньте мне палец в глотку!"
- А вы тоже прекрасно выразились,-- прервал его вахмистр.-- Где вы только подцепили эту глупость, что Николай Николаевич будет чешским королем?
- Этого я что-то не помню,-- нерешительно отозвался ефрейтор.
- Еще бы вы помнили! Пьян был в стельку, и глаза словно у поросенка, а когда вам понадобилось "на двор", вы, вместо того чтобы выйти в дверь, полезли на печку.