Возрождение науки

А.Н.Дмитриев. «Взбунтовавшийся» Дятлов

6 марта 2013

«Среди всех прочих русских интеллектуальных сокровищ ясно,

что В.Дятлов имел наибольшую ценность»

                                                   П.А.Мурад

 

Дятлов В.Л. - 1931 г. рождения, русский, доктор технических наук, главный научный сотрудник Института математики СО РАН, лауреат премии СО АН СССР, специалист в областях микроэлектромеханики, микроэлектроники, элементной базы вычислительной техники, теоретических основ электротехники, автор около 100 научных работ, 3 монографий, включая 2 последние монографии, посвященные физико-математическим моделям неоднородного физического вакуума.

Вячеслав Лукич Дятлов (1931-2005 гг.), в социальном обрамлении своей сущности, персона весьма проблематичная и крайне неоднозначно оцениваемая. Напористый и неутомимый,  многопрофильный и с неутолимым интересом к жизни и науке. Громадная результативность  в научном пространстве и во многом его опережающая идеология, конечно же, не могла обойти защитные механизмы «нормальной» физики.... «С этими... ничего не поделаешь, надо идти на амбразуру» - такое заключение он вынес в 1999 году в одной из наших бесед по поводу поляризационной среды физического вакуума.

И началась интенсивная работа по  коллективной монографии - Дмитриев А.Н., Дятлов В.Л., Гвоздарев А.Ю. «Необычные явления в природе и неоднородный физический вакуум». Но Вячеслав Лукич умирает 2-го февраля 2005 года, так и не увидев, вышедшую из печати  в начале декабря 2005 года нашу книгу. Ничего не поделаешь - «на войне, как на войне...», а он нигде не отступал. Естественно, что «нормальные» физики, объединившись в «Комитет по борьбе с лженаукой», по избранным целям били и бьют на поражение (как правило - «непредвзятой критикой»).  Жить в составе и климате «лжеученых», Вячеслав Лукич без больших эмоциональных затрат не умел, да и не учился.

В 1955 году он закончил Московский энергетический институт, затем аспирант по кафедре «Теоретические основы электротехники» в этом же Институте. В 1959 году защитил кандидатскую диссертацию, создав теорию поверхностного эффекта в ферромагнитных сердечниках с учетом вязкости. В 1960 году Дятлов - уже в Новосибирском Академгородке  и назначен заведующим физической лаборатории Института математики СО АН СССР. Он возглавил новое научное направление в области вычислительных сред по разработке основ построения новых вычислительных устройств.

Первые работы в этом направлении были связаны с исследованиями динамических процессов в ферромагнетиках и созданием магнитных пленочных параметров,  разработкой методов комплексного исследования обнаруженных им субгармонических колебаний в магнитных пленках. В результате была создана теория пленочных параметронов и получены действующие образцы логических элементов. Им впервые была создана законченная теория распространения возбуждений от точечного источника в однородных периодических решетках, описываемых многомерными линейными дифференциально-разностными уравнениями, и показана возможность применения этой теории для статистического анализа помех в вычислительных средах и интегральных схемах. Для решения задач коммутации в вычислительных средах разработаны и изготовлены пленочные электростатические модуляторы света. Эти приборы были впервые получены в нашей стране, они защищены авторскими свидетельствами.

Важным его вкладом в область микроэлектроники и вычислительных сред является разработка объемной пленочной технологии и создание опытных образцов пленочных электростатических реле на базе свободных вакуумных и полимерных тонких плёнок, а также коммутационных элементов на их основе. Им обоснована возможность создания энергоёмких мускуло-подобных электростатических двигателей. Результаты исследований лаборатории Дятлова отражены в многочисленных актах о передаче и внедрении научных результатов в промышленность. Эти результаты и в настоящее время находят активный спрос со стороны различных организаций.

Мое знакомство с Вячеславом Лукичем осуществилось на одном из бесчисленных мини-семинаров «у Евреинова по вычислительным средам». К середине 60-х годов (прошлого века), по мере возрастания быстродействия ЭВМ и их практического применения, наши встречи и свободные беседы стабилизировались с частотой 4-5 за год. Именно в этот вялотекущий период знакомства выяснился эпицентр нашей общности интересов - Аномальные явления. Его прогулки, подчас очень рискованные, на моторной лодке («казанке») по Обскому морю для него были сценариями «взаимодействия с природой». «А знаешь, Алексей, какими разными бывают грозы!» - о чем как-то с восторгом он поведал мне. Далее пошло повествование о ночной грозе на одном из дальних островов Обского моря. Его рассказ (где-то в начале 1980-х годов) о грозе поразил меня не только глубоко профессиональным наблюдением, но и, что не менее важно, эмоциональным обрамлением - «я влюбился в грозу» - заявил он. Но в это время я был уже «при теме», около пяти лет. «Необычные процессы в атмосфере и ближнем космосе» (1978 года возникновения). Так мы и сблизили свои научные траектории и «на встречных пучках», каждый со своей исследовательской позиции повели «атаку на необычные явления».

Шли бурные, с позволения сказать, перестроечные годы. Уже произошло закрытие темы (о «Необычных процессах в атмосфере и ближнем космосе»), отмечу, что это событие произошло в год отмены государственности СССР - (1991 г.). Но, набранные нами научные обороты по выявлению «действительной сущности аномальных явлений в Природе», все более возрастали. Так конец 80-х и начало 90-х годов Вячеслав Лукич «посвятил ликвидации своей неграмотности в области необычных явлений и всякой чертовщины». Эта устремленность и ненасытность в постижении новой сферы исследований поражает своей масштабностью и интенсивностью. Десятки новых книг о необычных событиях - НЛО, электронных сбоев в технических устройствах и средах, экзотических молниевых разрядах, структурно-энергетических особенностях воронок торнадо, шаровых молниях, образованию ям в почве с исчезновением грунта, эпизоды левитации и исчезновения и многие другие, обычно пренебрегаемые «нормальной» наукой, эпизоды отмеченные наблюдениями в окружающей среде.

Сотни фотографий и тысячи магнитометрических замеров, тысячи писем очевидцев (по региону Сибирь), схемы и карты, периодизация необычных процессов во времени, корреляция с активностью Солнца (в качестве «живого феноменологического материала») были предоставлены Вячеславу Лукичу «для проведения дознания». И, как говорил Вячеслав Лукич: «Так развернулся новый научный этап моей жизни, в котором находят место и природное обоснование моих формул». Мы одновременно и в непрерывной информационной  взаимосвязи раздельно начали работу над монографиями в ключе решения проблем в области неоднородного  физического вакуума:

Дятлов В.Л. «Поляризационная модель однородного физического вакуума». - Новосибирск: Изд-во Ин-та математики, 1998. - 184 с.

Дмитриев А.Н. «Природные самосветящиеся образования». Новосибирск. Изд-во Ин-та математики, 1998. - 242 с.

Меркулов В.И. «Электрогравидинамическая модель НЛО, торнадо  и тропического урагана». Изд-во Ин-та математики, 1998. - 71 с.

 

Естественно, что вышедшие из печати книги по указанной проблеме тот же час попали в перекрестие критики «фундаментальных» физиков. В академическом журнале «Успехи физических наук» (1999, т.169, №5, с.591-592) была опубликована критическая статья академиков Э.П.  Круглякова, В.А. Рубакова - «О серии книг «Проблемы неоднородного физического вакуума»». Наша попытка опубликовать обстоятельный ответ на критику в УФН не была успешной и считаю уместным привести некоторые выдержки из «Ответа на критику».

«1. Сразу зафиксируем, что предметом исследования является ряд природных процессов в оболочках Земли, разнообразие и характеристики которых и легли в основу построения их физической модели. Таким образом, модель В.Л.Дятлова создавалась под влиянием двух информационно-исследовательских сред - огромной феноменологической базы исходных данных и результатов фундаментальной классической физики.

Рецензенты, не касаясь физического содержания, рассматривают некоторые основные положения модели, исходя из представлений физики высоких энергий. Разработанная модель (Дятлов В.Л.) в действительности не имеет отношения к указанному разделу физики. Приведем краткую характеристику модели, чтобы дать объяснение физическим свойствам аномальных явлений, таких как надразломные сияния, фиктивные предвестники землетрясений, шаровая молния, плазмоиды и т.д.

В основе модели неоднородного физического вакуума лежит представление, согласно которому вакуум является неоднородной, многосортной (гетерогенной) поляризационной средой, причем эта среда одновременно является электрической, магнитной, гравитационной и спиновой. Известно, что в такой среде на границах раздела разносортных вакуумов в полях Земли могут возникать связанные заряды и соответствующие им поля. Исходя из рассмотренного представления о физическом вакууме, легко находят объяснения физические свойства многих аномальных явлений. Например, возникновение электрического, магнитного, гравитационного и спинового полей вокруг самосветящихся образований. Это является неизбежным, если предположить, что вне самосветящегося образования находится вакуум одного сорта, а внутри - другого.

Вместе с тем, логика построения поляризационной модели неоднородного физического вакуума требует привлечения электромагнитной теории, в виде уравнений Максвелла и грависпиновой теории, в виде уравнений Хэвисайда, а не уравнений гравитации А.Эйнштейна (ОТО).

2. Перейдем к критическим замечаниям в адрес критиков наших работ. Внимательное прочтение рецензии Э.П. Круглякова и В.А. Рубакова вскрывает три основных положения:

а) аномальные явления существуют и их необходимо изучать (что полностью подтверждает нашу исследовательскую позицию);

б) физическая сущность аномальных явлений должна объясняться на основе представлений физики высоких энергий;

в) в гравитационной части нашей объясняющей модели необходимо использование теории гравитации А.Эйнштейна, имеющей экспериментальную базу.

В положении а), как мы уже отметили, содержится значительный позитив, поскольку Э.П. Кругляков и В.А. Рубаков, во-первых, признали существование аномальных явлений, а, во-вторых, косвенно признали отсутствие объяснений этих явлений средствами современной физики. Поэтому становится совершенно необъяснимой остро отрицательная позиция критиков по отношению к книге А.Н.Дмитриева. Явно просматривается недовольство конкретной информацией о наблюдаемых явлениях. Книга посвящена феноменологическому срезу проблемы. В ней приведены результаты многолетних работ большого числа отечественных и зарубежных исследователей. Эти результаты изложены в терминах и представлениях, которые были выработаны профессионалами различных отраслей науки. Совокупность наблюдательных и регистрационных данных геофизиков, метеорологов, биологов и других специалистов была дополнена многочисленными данными (радарными засечками) служб ПВО. Эти данные легли в основу построения карт встречаемости природных самосветящихся образований по отдельным регионам Сибири. Эти карты легли в основу прогноза мест и времени учащения встречаемости аномальных явлений. Были обнаружены связи многочисленных высыпаний этих явлений с геолого-геофизической спецификой регионов и режимом солнечной активности.

.........

4). Мы не будем отрицать приложение представлений физики высоких энергий к исследованию аномальных явлений. Однако, мы не склонны сводить все свойства аномальных явлений к области физики высоких энергий. Некоторые наблюдаемые их свойства явно не имеют к ней отношения. Достаточно сказать, что шаровая молния часто имеет температуру, не превышающую 100 градусов по Цельсию, а ее излучение имеет явно неравновесный характер. Очевидно, что физические свойства аномальных явлений в земных условиях в большинстве случаев относятся к физике низких энергий и имеют макроскопический характер. Вполне возможно, что в термодинамических условиях внутри Солнца и других звезд применение подходов физики высоких энергий будет целесообразно.

Утверждение авторов рецензии о необходимости использования ОТО А.Эйнштейна сомнительно по причине того, что эта теория имеет крайне слабое экспериментальное подтверждение. Слабость этой стороны ОТО показана в книге Л.Бриллюэна «Новый взгляд на теорию относительности» (М.:Мир, 1972).

Э.П. Кругляков и В.А. Рубаков постоянно подвергают остракизму содержание цитат других исследователей, которые приводят авторы серии книг «Проблемы неоднородного физического вакуума». Это относится, например, к статье Ю.А. Симонова и В.И. Шевченко «Пленение и освобождение кварков» (Наука в России, 1998, №2), а также к книге Я.П. Терлецкого «Парадоксы теории относительности» (М.: Наука, 1966). Конечно, авторы рецензии имеют на это право. Но при этом они должны иметь в виду, что излагают лишь свое частное отношение к проблемам поляризационной структуры физического вакуума и отрицательной массы. У авторов рецензии эта критика совершенно определенно звучит как «борьба с лженаукой».

В заключение мы еще раз благодарим редакцию журнала за проявленное внимание к проблеме физического вакуума. Действительно, планетофизические преобразования последних десятилетий убеждают нас в том, что Природа свои процессы и состояния не согласовывает с нашими представлениями о ней. Поэтому дальнейшее развитие физики мы усматриваем в росте научной объективности и обновления исследовательских концепций. Энергоемкие и повсеместные аномальные явления в оболочках Земли должны быть первоприоритетными задачами для фундаментальной физики. Критики наших работ проявили признаки научной необъективности и предвзятости. Желательно, чтобы эти качества маститых физиков не переросли в хроническую форму интеллектуальной недостаточности».

 

Конечно, расширявшийся фронт «критических замечаний» вырос до неприличия и касался не только книг и статей (часть из которых публиковалась в журнале «Вестник МИКА», Новосибирск 1998, 1999), но и «Производственных отчетов» (см. в Приложении 1 фрагмент рукописи В.Л. Дятлова «В ответ на критику отчета»). В сгущающихся сумерках исследовательского пространства росла напряженность «битвы за эфир». Прошла серия открытых семинаров в НГУ, в Доме Ученых и заработал постоянный семинар под руководством д.т.н. Ю.А. Устюгова  в Институте математики. Этот процесс, далеко выплеснувшийся за пределы Новосибирского Академгородка, пересек Атлантический океан и отразился от научно-исследовательских берегов NASA.

Именно в этот период противостояния, будучи гостем у профессора, д.ф.-м.н. Т.А. Зеленяка, мне пришлось услышать его разговор с коллегой по телефону, в котором он приглашал собеседника на свой семинар со своеобразной пометкой темы: «А, знаешь, послушать доводы взбунтовавшегося Дятлова - это же нечто достойное». Да, бунт был поднят. В высоких областях фундаментальной физики прозвучали утверждения «неукротимого еретика» - В.Л. Дятлова. И здесь весьма уместно напомнить научной общественности (не только Академгородка), о решающей роли академика Михаила Михайловича Лаврентьева (директора Института математики на тот период) в плане «обеспечения научного и жизненного пространства всей нашей бригаде» (формулировка Дятлова).

И это было не только социально-банальной правдой, роль М.М.Лаврентьева распространилась далеко за процессы в трехмерном пространстве. В мыслительном наполнении Академгородка начали возникать и затверждаться целые направления «апокрифической физики» и начал снижаться престиж Нобелевского Комитета. Метафизические воспарения, которые устно засевали научные семинары в Академгородке, обрели своих сторонников и непримиримых противников («нормальных» ученых: физиков, математиков, биологов, геофизиков и т.д.). Так и повелось в Академгородке делить ученых на «нормированных» и «ненормированных». Естественно, что нормированных лидеров в обычной академической среде было много, а ненормированным лидером был лишь один - сын академика и основателя Сибирского Отделения АН СССР - Михаила Алексеевича Лаврентьева. И многое, что удалось нам достичь, в плане изучения и построения новых научных направлений при исследовании необычных природных явлений, обязано знанию и авторитету Института математики СО РАН, и все это зависело от участия и руководства Михаила Михайловича Лаврентьева.

А в конце 1999 года в «Сибирский междусобойчик» оказался вовлеченным ученик фон Брауна, сотрудник NASA,  инженер-теоретик P.A.Murad. Причины и сценарий его подключения к нашим интересам и результатам работы для меня и поныне неизвестны. Как он сам написал («В память о моем старом друге - В.Дятлове», см. Приложение 2) на связь с несколькими русскими учеными из Новосибирска его навел «мой друг Денис Бушнелл». В декабре 1999 года эта связь воплотилась в длительную серию писем в режиме «вопрос - ответ - обсуждение». Как правило, P.A.Murad свои письма завершал подписью - Ufoguy, обнаруживая, таким образом,  свою осведомленность и заинтересованность в проблеме UFO (неизвестные летающие объекты). Он быстро выявил нашу позицию по отношению к «летающим тарелкам» и, по мере возможностей, обходил этот «спорный вопрос». Посланные ему наши монографии были в течение двух месяцев переведены на английский язык и размещены в библиотеке Конгресса США.

Характер общения «P.A.Murad - В.Л.Дятлов» достоверно иллюстрируется одной из страниц (приводимой в Приложении 3), содержание которой говорит о глубине и обширности знаний по затрагиваемым вопросам. Для нас же было важно то, что Ufoguy счел нужным осведомить Вячеслава Лукича: «Я аплодирую вашим трудам и вторжению на поприще метафизики и желаю вам всего хорошего». Неожиданным для нас было и его высказывание о том, что «новые звезды физики зажглись над территорией Сибири». Эта переписка с «рядовым фронта холодной войны», несмотря на кратковременное сотрудничество, имела и хорошую результативность - были подготовлены и опубликованы некоторые из четырех совместных статей (первая страница одной из них из «Fundamental Problems of Natural Sciences and Engineering» (Congress - 2000 Proceedings, Saint-Petersburg, 2001) приведена в Приложении 4).

Но, как оказалось, фронт холодной войны никуда не исчезал и ни от кого не прятался, а наша связь в текущем социопространстве с P.A.Murad была прервана. Повышалась явная и скрытая интенсивность работы «Комиссии по борьбе...». И на одной из последних встреч в больнице, уже лежа, Вячеслав просил меня: «Алексей, дай мне слово, что не помрешь, пока не выйдет наша монография».  И данное мною слово исполнилось, коллективно написанная книга - Дмитриев А.Н., Дятлов В.Л., Гвоздарев А.Ю. «Необычные явления в природе и неоднородный  физический вакуум». Серия: «Проблемы неоднородного физического вакуума». Новосибирск-Горно-Алтайск-Бийск: БГПУ им. В.М. Шукшина, 2005. - 550 с  - вышла.

 

Приложение 1. - рукописная страница Дятлова В.Л. из «В ответ на критику отчета».

 

Приложение 2. -  В память о моем старом друге  В.Л.Дятлове  (английский и русский текст - P.A.Murad).

In Memory to an Old Friend- V. Dyatlov

            Recently I was told about the passing of an old friend and my thoughts quickly turned toward our relationship over the period of a year.  You can tell the measure of a man by his influence and how he has affected the lives of others. I would like to share some thoughts about Professor Dyatlov or my dear friend ‘Slava'. 

            Our relationship began in the year 2000 when a friend of mine, Dennis Bushnell, a Chief Scientist at NASA, suggested that I contact several Russians in Novosibirsk who may have a common interest in UFOs.  I was very reluctant to do so because I was a cold-war warrior, did not want to deal with Russians, and felt that there would be too many problems.  After Dennis prodded me for about a month, I decided to send an e-mail to see what would happen; my curiosity got the best of me.  When I look at UFOs, I think of extra-terrestrial capabilities; however, I quickly found that Slava and some of his associates looked at these events as ‘natural' phenomena that represented natural ‘anomalies' that needed to be explained. He had a team that scientifically and unbiasedly looked at these events, data collection and analysis, and developed a theory to explain these anomalies.  I was very impressed with the thoroughness of this research that spanned over many years.

            In this relationship, Slava would send me e-mails translated by Natasha Kostova every two or three days.  I would sometimes wait in anticipation for these notes and the intellectual and scientific discussions that would result from them.  It seemed that in these conversations, the sky was not the limit.  The ideas mentioned would soar from classical physics, Einstein's Theory of Relativity, to common events in one's life. Slava would continually mention that if we have a data point or an anomaly that falls outside of the ‘conventional' wisdom, we could do one of two things.  You could ignore the data point but what if it is valid, then what do you do?  Slava mentioned that you have to change the ‘conventional' wisdom by introducing new theories so that the anomaly would become an acceptable premise.  This had to be achieved despite the intellectual inertia that comes with people that have blindly accepted the conventional wisdom, somehow Slava suggested that you had to persist to make people change. This small thought has had grave consequences that require careful scientists and engineers to question everything especially all of the data that we capture and the subsequent theories that are derived.

            Our relationship on the INTERNET exposed me to a different way of life.  After much e-mails, I gave Slava an idea and he mentioned that he had to go out and ‘kill' a bear!  Not living in Novosibirsk or ‘New Siberia', I thought this was a reality with snow in the winter that reaches deeps of several feet and that wild animals must roam around in search of food to the point that the average citizen had to literally go out to kill these creatures! What Slava did was that he wrote a paper during that time period that described why the moons of major planets in our solar system always have the same side facing the planet.  In other words, like our moon, you can never see its backside and that this goes on for many other planets as well. He introduced me to the wonderful works of Professor Kosyrev and other Russian scientists as well.

            There was a time when I did not hear from him and was told a week or so later that his wife had passed away.  Here was a man that I had these very frank conversations with who passed on his condolences to me when President Kennedy's son died in an airplane crash.  He mentioned how the Russian people liked President Kennedy, which surprised me. Here was a man that we had shared all of this intellectual knowledge with who had taught me, an old cold war warrior, that the Russian people are not a faceless people but have individual identities, the Russian people have respect and honor, and that most of all the Russian people have a strong and deep character that would survive despite any adversity.  Upon the sad news of his wife's passing, I sat at my keyboard and felt the sadness of a man that I had never met, a man that I had never broke bread with, a man that I had never drank with, or a man that I had never shook his hand.  Even here, I felt his pain and anguish from half a world away in America.

            I guess this is all a consequence of the INTERNET and globalization that brings almost any segment of mankind into the privacy of your living room.  During our one-year association, which was extremely productive, we wrote a total of four technical papers of which several were published in both Russian and American technical journals.  I also wrote two papers citing that the anomalies found by Dyatlov were extremely important because you cannot really learn much from the conventional wisdom where everything is so well behaved.  It is the anomalies that make one exceed their intellectual grasp and reach further out to the point that you are not comfortable but you just know that you must do so.  If you don't reach out then you betray the human spirit whether you are a Russian or an American.

            I think that from my words, it is very easy to see that Slava cast a giant shadow that went almost halfway around the world.  There is very little more that one man can do for another and I used to acknowledge him in my technical papers that "amongst all of Russia's intellectual treasuries, Dyatlov clearly had the most value".

            Farwell dear friend... It was more my pleasure to know someone like you than for you to know me. I truly enjoyed our interactions and if Slave affected me in this way, I wonder how many of his colleagues and others that he knew were also likely affected.  Dear Slava, I pray that God will place you and protect your soul in the palm of his almighty hand.  Farewell dear friend....

            P. A. Murad (Ufoguy)

 

В память о моем старом друге - В.Дятлове

Недавно мне сообщили о кончине моего старого друга и мои мысли тот час  обратились к нашим отношениям, продолжавшимся в течение года. Можно говорить о масштабе человека по его влиянию и воздействию на окружающих. Я хотел бы поделиться некоторыми воспоминаниями о профессоре Дятлове, моем дорогом друге Славе.

            Наше сотрудничество началось в 2000 году, когда мой друг Денис Бушнелл, ведущий ученый НАСА, предложил мне начать контакты с несколькими русскими из Новосибирска, которые могли бы иметь общий с нами интерес к проблеме НЛО. Я не очень хотел соглашаться, поскольку я был солдатом холодной войны и не хотел иметь ничего общего с русскими и чувствовал, что здесь могут возникнуть слишком много проблем. После месяца настойчивых напоминаний со стороны Бушнелла, мое любопытство взяло вверх, и я решился послать е-майл и посмотреть, что из этого получится.

Когда я рассматривал НЛО, я думал о некоторых внеземных способностях; но я быстро понял, что Слава и его коллеги рассматривают эти события как "природное" явление, которое представляет собой природные "аномалии", требующие объяснения. Он имел команду, которая научно и беспристрастно рассматривала эти события, данные и исследования, и разработала теорию для объяснения этих аномалий. Я был очень впечатлен основательностью этого исследования, которое продолжалось многие годы.

В этой связи, Слава посылал мне каждые два или три дня электронные письма, переведенные Наташей Косцовой. Я ждал с нетерпением эти письма и интеллектуальные, научные обсуждения, которые являлись результатом такой переписки. Казалось, что в этих разговорах, небо не имеет границ. Упоминаемые идеи стремительно летали от классической физики, теории относительности Эйнштейна до обычных явлений повседневной жизни. Слава неустанно повторял, что если мы имеем частное явление или аномалию, которая не поддается объяснению в рамках «обычного» здравого смысла, мы могли бы сделать одну из двух вещей. Мы можем проигнорировать это явление, но что если оно верное, то что мы делаем? Слава говорил, что мы должны изменить «обычное» сознание путем введения новых теорий таким образом, чтобы аномалия стала приемлемой предпосылкой. Это должно быть достигнуто, несмотря на инерцию интеллекта, которая исходит от людей, которые упорно признают традиционную точку зрения. Как-то Слава предложил, что надо настаивать на изменении сознания людей. Эта маленькая  мысль имела важные результаты, требующие от внимательных ученых и инженеров все исследовать (подвергать сомнению), особенно все те данные, которые мы получаем и соответствующие теории, которые могут следовать из этого.

Наше взаимоотношение через Интернет открыло для меня другой образ жизни. После многих е-майлов я подал Славе идею и он ответил, что ему необходимо выйти на улицу и «подстрелить» медведя! Не проживая в Новосибирске или «Новой Сибири», я подумал, что такова реальность: снег, достигающий в высоту несколько футов и дикие звери, бродящие вокруг в поисках еды, вплоть до того, что рядовой гражданин должен буквально выходить на улицу, чтобы подстрелить этих существ! Оказалось, что Слава в тот период времени писал статью, в которой объяснял, почему луны большинства планет в нашей солнечной системе всегда поворачиваются только одной стороной. Другими словами, как и наша Луна, у которой никогда не видна задняя сторона, это распространяется также и на многие другие планеты. Он познакомил меня с удивительными работами профессора Козырева и других русских ученых.

 

Здесь Ufoguy забыл написать (ранее в письме писал), что это и был тот  медведь, которого убил Дятлов и именно это он имел тогда в виду. ( Прим. перев.).

 

Некоторое время я ничего не получал от него, и потом спустя неделю мне сообщили, что его жена умерла. Это был человек, с которым я имел очень откровенные разговоры, который передавал мне соболезнования, когда погиб в авиакатастрофе сын президента Кеннеди. Он рассказал, как русские люди уважали Кеннеди, что очень удивило меня. Это был человек, который делился всеми своими интеллектуальными знаниями и учил меня, старого солдата холодной войны, что русские люди - не безликие люди, что они имеют индивидуальность, что русские люди имеют уважение и честь и что большинство русских людей имеют сильный и глубокий характер, который помогает выживать, несмотря на все трудности. При получении печальной новости о смерти его жены, я сел за клавиатуру компьютера и почувствовал печаль человека, которого я никогда не видел, человека, чьим гостем я никогда не был, человека, с которым я никогда не пил, человека, которому я никогда не пожимал руку. Но даже здесь, я чувствовал эту боль и тоску, находясь за полземли в далекой Америке.

Я полагаю, что все это следствие Интернета и глобализации, которые доставляют почти любую часть информации человечества в твою жилую комнату. В течение нашего одногодичного союза, который был очень продуктивным, мы написали в итоге четыре технические статьи, некоторые из которых были напечатаны как в русских, так и в американских технических журналах. Я также написал две статьи, ссылаясь на то, что аномалии, найденные профессором Дятловым были очень важны, поскольку реально невозможно многое понять из общепринятых понятий, в которых все уже очень хорошо отлажено. Это аномалии, которые заставляют человека превзойти достигнутое интеллектуальное понимание и идти дальше вплоть, до того, что не очень удобно, но ты просто знаешь, что должен делать это. Если ты не будешь делать это, тогда ты не оправдываешь творческий дух человечества, неважно русский ли ты или американец.

Я думаю, что из моих слов следует, что Слава бросил гигантскую тень, которая прошла путь вокруг мира. Это очень малая толика, что может сделать один человек для другого, и я обычно выражал ему свою благодарность в моих технических статьях таким образом; «среди всех прочих русских интеллектуальных сокровищ, ясно, что В.Дятлов имел наибольшую ценность»

Прощай мой дорогой друг.... Для меня большим удовольствием узнать такого человека как ты, чем для тебя узнать меня. Я поистине наслаждался нашими взаимодействиями, и если Слава повлиял на меня таким образом, я представляю под каким влиянием находились многие его коллеги и другие люди, которых он знал лично.

Дорогой Слава, я молюсь, чтобы Бог поместил тебя и защитил твою душу в ладони своей всемогущей руки.

Прощай дорогой друг....

П.А.Мурад (Ufoguy)

 

Приложение 3. - страница переписки Дятлова В.Л. и P.A.Murad.

Дорогой Др. Дятлов,

Ответ к пункту 1: Если вакуум содержит электричество, магнетизм, гравитацию и спиновые поля, то почему - не токи в этом же домене. Вот почему еще раньше я спрашивал вас о шаровой молнии, считаете ли вы, что шар может быть границей нескольких электронных колец. Если мне не изменяет память, вы ответили, что это - Ошибка! Ошибка внедренного объекта.зарядовое явление.

Ответ к пункту 2: Как вы знаете, инженеры делают очень плохих святых. Я аплодирую вашим трудам и вторжению на поприще метафизики и желаю вам всего хорошего. Единственно, чего я  боюсь, что со временем вы можете «затянуть» меня в эту яму.

Ответ к пункту 3: Как вы измеряете инструментально эффект Доплера на спутнике, вращающемся вокруг луны? Меня это интересовало в тех замечаниях.

Извиняюсь, но я не знаю о каких-либо «известных» предсказаниях Козырева. Вам может быть придется обучить меня. Эта книга называется: Внеземная Археология  David Hatcher Childress, ISBN 0-932813-21-6. Сообщите мне, смогли или не смогли вы ее достать.

Я твердо убежден, что мне нужно будет отсканировать для вас несколько фотографий «болотистого газа», которые очень четко выявляют «кольцо света», видимое ночью и невидимое днем. Если это - инопланетные корабли, то умение различать средства передвижения является интеллектуальной сложной  задачей.

Ответ к пункту 4: Мне становится более ясно, что я не понимаю различие между Хевисайдом и Ефименко. Думаю, что для этого мне надо составить что-то вроде таблицы. Хевисайд показывает Кулоновскую силу для гравитации, сравнимой с силой для электричества. Я думаю, что Ефименко использовал это в качестве исходного пункта или он пошел непосредственно к Ньютоновской гравитации и убрал все ограничений?

Как вы можете сделать вывод, основные результаты, которые нужны, \это - связь  между гравитацией, электричеством и магнетизмом. В моих самых последних исследованиях в области сверхпроводимости, я наткнулся на такие выражения:

B=Bm+(q2/m2) Bg ,  and E=Ee+(q/m)Eg .

Замечаете отношение заряда к массе? Они опубликованы в статьях  Ning Li b H. Peng из Китая. В этом порядке, уравнения Лондона (и также Ландау) использованы, чтобы связать гравитационные силы способом, напоминающем уравнения Максвелла. Это совершенно иначе, чем у Ефименко. После рассмотрения этого, становится до боли понятно, что было больше, чем 1 способ связать гравитацию с электричеством и магнетизмом. Более того, я был удивлен, что это было в области сверхпроводимости. И все же я имею проблемы с понятиями, которые мы обсуждали по сверхпроводимости, такими как завихренность в сверх-жидкости для объяснения встроенного тока. Можете ли вы понять пою заботу, мое замешательство?

Книги - это исключительно интересно. Это те вещи, которые мы должны делать для будущего и для соприкосновения с Богом!

With regards...

Ufoguy...

 

Приложение 4. -  первая страница одной из опубликованных совместных статей.

Проблема неоднородного физического вакуума 

В.Л. Дятлов

            Глава из монографии «Поляризационная модель неоднородного физического вакуума», Новосибирск, 1998 г.

 

1.1.    Аномальные явления и неоднородный физиче­ский вакуум

За многовековую историю своей цивилизации человечество по­стоянно сталкивается с необъяснимыми или аномальными явле­ниями, такими как неопознанные летающие объекты (НЛО/ UFO), шаровые молнии (ШМ), торнадо, полтергейст, неруко­творные взрывы в атмосфере, на поверхности Земли и т.д. Сло­жилось три основных подхода в познании и изучении таких явле­ний. Мы их условно назовем мифотворческим, лабораторным и феноменологическим.

Мифотворческий подход с древних времен служил подспорьем народному эпосу и легендам. В наше время широко распростра­нено представление, согласно которому НЛО - это корабли ино­планетян. При таком направлении сознания и другие подобные явления кажутся творениями иных цивилизаций.

Лабораторный или традиционный подход опирается на пред­ставление, согласно которому все явления возникают как есте­ственные процессы, являющиеся следствиями физических законов природы. При данном подходе предполагается, что для детально­го описания и объяснения какого-нибудь нового физического явле­ния его необходимо воссоздать в лабораторных условиях. Лабора­торный подход оправдал себя во множестве случаев и считается основным в современной физике. Поэтому не удивительно, что он

был применен и для объяснения явлений ШМ, торнадо и т.д. Од­нако в рассматриваемых случаях этот проверенный прием не сра­ботал. Известно уже более 100 физических моделей шаровых мол­ний [8] и множество моделей торнадо [9], однако ни одна из них не стала общепризнанной. В высокочастотных разрядах в присут­ствии горючих или распыляемых материалов получены аналоги шаровой молнии [10-12], но они обладают лишь незначительной частью физичес

Возрождение науки